• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
18:17 

jackie's answering machine.
..Мы не просим прощения, даже, если знаем, что стоило бы..
Мы не говорим, как дорог нам человек, просто потому, что не хотим, чтобы он об этом знал..
Мы говорим, что нам всё равно, даже когда это совсем не так..
И иногда хотим что-то сказать.. но что-то не разрешает..
Хочется обнять и не отпускать.. но остаёмся холодны и делаем вид, что нам всё равно..
Печально.. может быть, иногда есть, что сказать.. и не говорим, отпускаем.. и жалеем об этом, хоть и не показываем виду..

И в этот раз я тоже ничего не скажу.. сделаю вид, что не хочу.. и буду молчать.. так же, как и они..
Жаль.. .


@музыка: Killing me softly

@настроение: traurig..

20:20 

lock Доступ к записи ограничен

jackie's answering machine.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
01:00 

david;

jackie's answering machine.
Бесполезно, я всегда чего-то жду. Что-то произойдёт, обязательно. Кого-то, кто не придёт, и я знаю это, и всё равно буду ждать. Что-то ведь должно произойти.
Придумываю истории, разговоры с самой собой, ведь кто-то придёт, и всё сбудется. Пью книги и смотрю сны. Мы курили, качались на качелях, прыгали вместе. Смеялись. Мне кажется, кто-то неравнодушен, совсем. У него слишком волшебные глаза, длинные ресницы, взгляд полон любви, чего-то очень хорошего. Загадка, попробуй разгадать.
Искали звёзды, с мальчиком по отдельности, мешая французский в алкоголе, смешные французы. Мне очень хотелось бы разгадать эти глаза. Бесполезно, мы совсем не свободны.
Что бы не случилось, я жду. Открытыми окнами, завожу часы, и, затаив дыхание, жду. Молодой человек чуть выше меня с прекрасными глазами. Люди - удивительные существа. Подумать только... Мы сплетаем взгляды, дыхания, теряясь средь непогод, когда-нибудь время перестанет быть водой, время проникает сквозь обувь, пробирает до костей своей прохладой, когда бежишь по ночным газонам чужих соседей. Когда мы бежим. Мы. Всегда о нас, уже не я. Мы, мимолётными, якобы ничего не значащими взглядами, друг друга - рассыпаемся, сквозь пальцами, везде трава. Нам не хватает вас, чтобы показать звёзды, чтобы оставить тёплый пушистый след на вашей памяти, удержать в памяти ваши прекрасные глаза. Они, словно солнце, что не покидает капли летнего слепого дождя, что застряли в кронах клёнов, и о да, каштанов, тополя сбрасывают пух, нам не хватает только один раз обьятий, чтобы разбавить ожидание. Отражение. Всё было слишком знакомо_тепло_влюблённостью, чтобы из этого вышло нечто серьёзное. Но, увидимся в понедельник, ведь мы ждём впустую. И да, мне страшно качаться на качелях одной, потому, что ты не предложишь прыгнуть. Всё просто. Очевидно.
Когда-нибудь и мне придётся вырасти. И тогда уже нельзя будет не обратить внимание на очевидное, нельзя будет спрятаться под тремя одеялами, хотя... Просто, мне хотелось бы сохранить свою комнату. Вот и всё.


15:13 

jackie's answering machine.
Вчера она взорвала лето.



Поздним вечером бог поливал пожар вёдрами воды с неба, прикрывая куски его тела тучевым серозелёным полиэтиленом. А на утро клочья его сущности свисали с веток деревьев, прилипли к асфальту и к камням мостовых. К крышам и водосточным трубам. К фонарям и кроссовкам. Солнечный ветер носил гнилую его плоть за собой, играя в догонялки, оставлял её в волосах и шарфах. Улицы пропитались запахом его гниющего тела, пропитались выхлопными газами и дождь тоже пахнет им, словно нет ничего слаще. Сладкий запах лета.


Осень. Вышагивает по мокрым останкам своей жервы, смеётся при виде своего искусства.


Вчера она взорвала меня. И разнесла мою грусть и ностальгию. Они свисают с деревьев клочьями, смешались с летней трухой и гниют на пару, распостраняя пряный аромат того, что не вернуть. Не сгладить, не искупить. Ничего не осталось, кроме как любоваться этим полем битвы, и читать в твоих глазах, что ты видешь то же самое — поле боя наших чувств. Я убила тебя. И в каждом гнилом листике я вижу ненависть ко мне. Ту, что в твоих глазах. Боль и несчастье. Утром туман осядет, и вся эта дрянь прилипнет к улице, стенам домов, окнам. Ничто не смоет её, даже бог, щедро поливающий улицы. Ему не смыть осень, она останется на моих губах бессмысленным поцелуем, бессмысленной болью, глупым концом. Мне не искупить её пред тобой.

15:13 

jackie's answering machine.
моего мальчика зовут Давид.
моего мальчика звали Джонни.


я хочу, чтобы кто-то услышал. кто-то услышал.
въелась в мои внутренности. больна.
где-то там, параллели раскроются только после моего отбытия,
я потеряла всё. всё, что имела.
потеряла тебя, ты слышишь? взорвала мосты, дожди, небеса,
это было больше, чем связь, больше чем любовь, это было гораздо
больше. неважно, не описать. но я дышала бы тобой сейчас,
гораздо глубже, чтобы каждую частичку тебя, поломанного
и больного, вдохнуть, не упустить, сохранить поглубже.
потому, что ты был больше, чем мальчиком, больше чем
кем либо, ты ломал меня, разрушал, убивал. что мне было
нужно ещё?
только склеиваться, регулярно. чтобы ты снова взорвал мой воздух.
а потом я взорвала бы твой.
и я умерла для тебя. слушай-слушай.


там были люди, и мы анонимно, растворялись.
ты смотрел в людей и видел в каждом
потенциальную опасность. а я смотрела,
и видела, почему действительно каждый опасен.
и смотрела, и, ... мне всегда интересно, о чём
думает этот поток людей. потому, что каждый
из них сломан иначе. сделан иначе, и потом ещё раз
сломан, мы же растворяемся в них, как же можно
так просто, не задумываясь о воде, нырнуть в неё,
на дно, я лягу на дно, ты не найдёшь меня, просто
не достанешь до меня, прости, но так всегда и ты
не первый, я вся на поверхности, меня. но не воды.
мне понравилось песчанное дно, прости, мне очень
жаль. наслаждайся, пока я здесь, ты ничего не
потеряешь, я только сломаю тебя, ты ничего не
сможешь причинить мне, но я сломаю тебя, вот
увидишь. не ты первый, и мне не будет жаль тебя
настолько, насколько мне жаль теперь Джонни.
никогда.

current music.: Machine Head - Message in a bottle
current location.: David's

21:24 

jackie's answering machine.
Солнце.
Спасибо Тебе за подарок. *Счастлив*.
Ты даришь мне больше, чем прекрасную книгу, но ещё утешение и любовь... Домо.
<3

07:58 

jackie's answering machine.
;мы обязательно встретимся, слышишь меня? Прости,

Когда я оставлю тебя, после очередной ссоры, мы останемся друзьями? Ты всё дальше будешь знать обо мне больше других, и не будешь знать ничего. Я буду любить тебя и разрываться от боли и тоски по тебе. А потом всё пройдёт, мы потеряемся, а может быть и нет, и мне не будет больно. А ты? Будет ли у тебя болеть сердце? Ведь оно действительно болит, когда тебя бросают. Когда бросаешь, больно не меньше. Поверь.

Мы закончимся, внезапно. Пеной, невесомыми пузырьками на поверхности безысходности,
вдруг мелкими свежими капельками с привкусом ракушек в воздух. Витать дымкой над морем
боли, сдавленные бесконечностью, чтобы воспрять к небесам, стать розовыми тучками и разбиться
временем об улицы и асфальты, где нас никогда не было. Перестанем существовать, исчезнем. Будет
идти время, падая тяжелыми каплями на кожистую листву клёнов, разбиваясь. Водой. Не держи меня
пыльными лучами, мне и так страшно выключить твой свет, свой свет, выключить тебя. Мы ни разу не
оставили следов на песках морских, ни разу не гуляли с дождём на крышах. Будем капать по мостовой,
сворачиваясь пеною боли, где-нибудь в конце января будем воскрешать в пропитых мозгах картинки
поезда, Дома, улиц, первых твоих сигарет. Я не успею спасти тебя, мы так бесполезны. Ты бесполезен.
И я, но ты ещё не знаешь этого. Поймёшь, когда будешь сутками спать с другой девочкой, переживая
секунды счастья рядом с её безвременным, не обременённым раздумьями и страхами телом, вам будет
хорошо. Кто-то сможет дать тебе то, что не смогла дать я. Она не уснёт в твоих слезах, она будет
улыбаться тебе ранними солнечными лучами, что сохранила для тебя, пока ты ещё грезил в безмятежности
прозрачного утра, а она будет вплетать тебе в длинные волосы свои маленькие ярко-зелёные и молочно-
белые мечты. В твоём сердце умолкнет мой голос, но вдруг.

Я хотела показать тебе море, но ты боишься воды. Хотела подарить тебе воспоминания, но ты не любишь
камеру. Хотела рассказать тебе про сны, но тебе хотелось спать. Мы никогда не проснёмся, радуясь одной
песне вдвоём, никогда не выпьем одинаковый кофе, никогда не проведём ночь под открытыми звёздами.
Этого не сможет быть. Мне жаль, что я такая неудобная и сложная девочка, но ты слишком одинаковый мальчик.
Ты не любишь, что я всегда должна что-то делать, не любишь, что я мало сплю и много ем, не любишь мои песни,
но любишь меня. И я тебя люблю. И нам пора любить иначе. Хотя бы мне. Я люблю тебя. Но, послушай,

Если бы мы ушли, далеко... Но ведь ты не любишь море. Ты любишь тяжелую музыку и не умеешь понять
слово /нет/. А я не умею компромиссы. А если и сумею, ты не поймёшь. Не всё само собою разумеется, знаешь?
Всё будет без меня, я хочу, чтобы ты был счастлив. Но один раз, дай, я подумаю о себе. К тому же, ты не знаешь,
я слишком неверна. В мыслях. И я целовалась с другим, знаешь? Нет, ничего не знаешь. Никогда. Лицемерие,
вопреки всем законам и принципам. Мне хочется немножко влюбиться по-школьному, хорошо? Иначе мы действительно
останемся пожилой парой. Мы и будем ею, а вдруг, когда-нибудь? Я буду гонять тебя за сигареты в квартире, ты
захочешь послушать старый рок, я буду пенетрантно вытерать пыль каждый день, ты будешь хотеть пообнимать меня,
а я буду заставлять тебя читать со мной и делать тебе крепкий кофе. Вдруг? Давай, посмотрим. Я хочу любить тебя,
не хочу терять. Но, может быть, действительно пришло время? После очередной ссоры, мы расстанемся. Я пообещала
себе. Трусиха.

17:04 

jackie's answering machine.
Да, но, послушай;

Моя жизнь срослась из кусочков горечи, разнокалиберной любви и прокисшего времени. Всё слишком быстро, по встречной, с ветром. Знаешь, я влюбилась в друга моего парня, нашего общего друга. Подруги надо мной уже посмеиваются, да что уже, мы друг над другом смеёмся. Да, у меня есть подруги, представляешь? Просто я опять себе придумала, и вышло так, что сама всех бросила, и осталась одна.
Прости, пожалуйста, за то, что я не оставила места в моей комнате для тебя, слишком много старых и новых вещей, всему нужно место. Прости меня. Просто, я стала забывать, что могу писать тебе, я забываю. Всё как-то совсем кувырком, мазками, ты права. Но, твоё 'пока.', прости меня.

Просто потому, что ты для меня не меньше важна чем вся моя неказистая жизнь, сотканая из обрывков. Сегодня мне дарили подарки и поздравляли, сегодня со мной встретил этот день человек, в которого я влюблена. Но, похоже, мне ничего этого не нужно. Ведь если б ты была рядом, это было бы счастье не на один день. Не важно, просто попытайся понять меня. Я распихаю ящики событий и встреч, и наша комната будет снова для нас. Я буду ждать тебя. Смотри, мне уже 17, скоро всё будет проще для нас.
Не хочу ничего обещать тебе, просто хочу, чтобы мы не расстались.
Спасибо.




current music.: Zilpert - Тише

23:59 

jackie's answering machine.

Настало время, когда голоса зовут вернуться.

А я, нырнув в глубины забвения и жизни без записи её, не переживаю ничего, что могла бы записать.
Произошли, были внесены изменения, поправки, фатальные ошибки, горечь, радость, и пусть изредка и по милиграммам - счастье. Но ничего из этого не сложилось в те слова, в ту форму, в которой я люблю вести дневник. И в конце, дневник не для сотен глаз, а для одной пары. Но, ведь это порой одна-единственная возможность сказать близким и любимым - которых собралось 52 пары глаз - " У меня всё хорошо. Я живу." И это -хорошо-, и это "живу" - не всегда позитив, а часто горечь, но это в конце концов жизнь, о которой хотят знать немногие пары глаз, и чувства, пища для глаз, которой жаждут многие. Чтобы не бросать, а как истинный хозяин дневника, подавать под правильным соусом и аккуратно сервированной, я не подаю пищи, которую считаю неверной. Так что - лучше голодать, чем что попало есть, поэтому запаситесь терпением.

Расчитывается обновление дизайна и сборка мыслей в один поток слов, расставленных хотя бы в верном порядке, но когда это произойдёт - я не знаю. Просто не знаю.

Этот дневник для меня - два года жизни. Без фальши и с долей вымысла, к которому склонен мой безтолковый мозг, два года чувств. И я низачто не брошу это воспоминание. Хотя бы потому, что ценнее, пожалуй, ничего нет. Почти ничего.

До встречи.





-Lost-



15:17 

jackie's answering machine.
Хелло народ!
если кто-то читает мой негативчик, можете спокойно комментировать, интересно всё-таке, читает ли вообще кто-нить...))) заранее спасибо

01:41 

jackie's answering machine.

Когда просыпаешься утром,
чистишь наверняка зубы,
злишься на пару прыщиков на
твоём сладком носике,идёшь
на кухню, чтобы сделать тебе
и твоей сестрёнке завртак в школу,
тебе пожалуй без колбасы, пьёшь
что-то, читаешь свежую газету,выходишь
из дома, едешь на велосипеде к вокзалу,
по дороге сбив парочку заспанных прохожих,
встречаешь твоих милых друзей, смеёшься и
радуешься с ними, ведь они любят тебя, а
ты - их.
Когда просыпаешься утром, что ты думаешь?
Я не имею понятия, ведь я никогда не
спрашивала тебя, а ты никогда не заговорила
бы со мной о таком.

Когда стоишь на переменах, смеёшься с ними
и порой подскользнёшься где-нибудь, они
посмеются с тобой, но не зло, а просто они
любят тебя, а ты - их. Ты частро проходишь
мимо, не замечая меня, и я наблюдаю за тобой,
насилуя лёгкие. Потом идёте в класс, мы видимся,
перекидываемся словами, но ты не знаешь, о чём
со мной говоить, а я просто хочу смотреть на тебя.
На уроке я слушаю, как ты безмолвно скучаешь,
а потом рассказваю тебе какую-то ерунду, просто
потому, что хочу говорить с тобой - просто говорить,
слышать твой голос, немножко внимания. После школы
часто не прощаемся - я нахожу это ненужным, потому,
что это больно. Я, чёрт возьми, ревную тебя к тем,
кто едет с тобой в одном поезде в твой город, к тем,
кто скажет тебе 'Пока', кого одаришь любящим взглядом.
О чём думаешь ты, когда снова едешь домой, оставляя
на мокром асфальте две тоненьких дорожки чёрных
колёс велосипеда, я без понятия, ведь твои мысли
скрыты от мира копной шоколадных локонов, словно
вечная жизнь леса под куполом солнечного зелёного
леса. О чём думаешь, когда обнимаешь любимого за
сотни километров, я был так счастлив за тебя, что
мог рисовать. Когда волны смывали написаные на песке
имена твоих подруг, что ты думала тогда? И вчерашнее
кажется сказкой, но ты никогда не говоришь о вчера,
или о сегодня - не со мной, может быть, так должно
быть. Но не видишь ты, как я медленно сгораю, почему
ты не понимаешь, что я никуда не могу сбежать, с
каждым разом слабее. Каждое утро думаю, что ничего
не скажу тебе, и каждую ночь хочу сдохнуть, потому,
что сказал больше слова - больше слова уже слишком много.
Потому, что я смотрел на тебя, хочу быть всегда рядом для
тебя, но твоя отстранённость немного слишком много,
я чувствую себя избитым, потому, что не могу оставить
тебя в покое, я должен был, тогда, летом, но опять
был слишком слаб, и тогда хочу сдохнуть, и больше не
думать о тебе, ненавижу тебя за то, что ты есть, что
вынужден каждый божий день видеть тебя. Твою грусть.
Кажется, не стало бы меня, тебе стало бы радостней.
Но твоя жизнь никак не связана со мной, я не нахожу
места в ней, может,потому, что его не существует.
Наверное, это можно сказать другими словами, может,
вообще не стоит, но не можешь ты понять, что я не
могу без тебя более? Я не выношу, видеть тебя, и понять,
что я не пренадлежу в твою жизнь. Но может быть, ты была
бы капельку счастливее, если бы я принял участие в тебе,
и мне хочется, чтобы, когда меня не станет, ты не забыла
меня. Забыть - самое страшное, но мы потерялись слишком
давно, и я слишком изменился, стал разговаривать, сгорать,
вербально.


Когда прочтёшь это, не звони мне, не говори не слова, забудь меня,
и ... Будь, пожалуйста, счастлива, но я догораю. Словами.
.



17:48 

jackie's answering machine.
Взялась почитать свой дневничок...
В этом дневнике каждая запись была порывом чувств. Ни капли наигранности. Но никто не принимал всерьёз ни слова...
Мне часто хочется, чтобы кто-то почувствовал настоящую любовь, не требующую взаимности. Но поделиться этими чувствами мне не с кем... Никто не станет слушать, каждый определил для себя позицию, и очень многие спрятали эмоции, вместо того, чтобы попытаться показать другим, что это прекрасно...
Стоит признаться себе, что всё зря. Иллюзии разлетелись на мелкие осколки, и теперь я буду ходить по ним, не видя их... Ходить по берегу надежд, смотреть на красивый закат, провожать солнце в море... Будут слышны мелодии, сопровождающие меня весь этот недолгий путь, под ногами будут валяться камешки, кусочки разноцветного стекла. В ушах будут наушники, с которыми я наверное расстаюсь только на уроках, и в воду полетят осколочки моей любви. Моего сердца, которое я хотела доверить ...
Не важно...
Вчера я поняла, что если долго ждать, и дождаться, то от радости, что наконец дождалась, можно начать сходить с ума... Всё пройдёт, говорила я себе... Завтра сегодня будет уже вчера... Но хочу ли я этого? Я думаю, что если бы сказала "всё прошло, больше ничего нет", особенного разочарования это не принесло бы никому. Ведь настанет момент, когда скажу это не я. Или ещё лучше... Никто ничего не скажет... Так же, как и тогда... Но я никогда этого не скажу, потому, что не люблю лгать.
Зачем мне этот дневник? Чтобы выплескивать сюда эмоции, мысли. Порой я забываю, что кто-то его читает, но тогда мне стоило бы вспомнить, что всё, что здесь написано, не имеет ни для кого ни малейшего значения... Мысли человека, который сошёл с ума от любви... Смешно наблюдать, как она растворится в этих мыслях, а когда наступит конец, она не выдержит, и перестанет разговаривать... немая...


@музыка: Miyavi - onpu no tegami

@настроение: ****

00:49 

Schau mal, die Welt wird gleich ersticken, wollen wir zusammen zusehen? (:

jackie's answering machine.
Что-то происходит, что-то должно произойти. Что-то
перевернулось, раскидав косточки правильно, но воздух дрожит, дождь
капает неправильно, не так, как всегда, слишком тихо и
безразлично, словно уже рассчитался с промокшими людьми. Неспокойно,
даже обрывки склеены в правильном порядке, те, что показывает компания
снов, подменившая древнюю, всё подчинено глобализации, от валюты до
моих снов, моих. Когда становилось темнее, чем днём, у не моего окна
загорается оранжевый фонарь, пробивая в стене напротив ещё одно
оранжевое окно, и я лежала под тяжёлым одеялом, не в силах заглушить
себя, поток разноцветных разноязычных мыслей. Но Франция, но как же.
Здесь не место угрюмым мыслям, не здесь волноваться, особенно, когда ни
капли времени для свободной мысли, негде глотнуть крови и выдохнуть
дым, везде только дождь, как желе, а потом тысячи крестов и истории о
войне, измусоленые и вылизаные. А когда я вернулась, встретилась с
теми, по кому билась в первую ночь, то стало ясно, что что-то, какая-то
часть меня не вернулась домой.
Прозрачность воздуха обманчива,
где-то поджидает их медленная смерть. Нет, она уже давно их настигла,
просто медленно, и до последнего они ничего не заметят. Будем ли мы
биться, пытаясь спасти наши жизни с ними, или просто наблюдать со
стороны, пока она не захлестнёт нас, посмотрим. Буревестник так нежно
коснулся океана своим крылом, маленький глобус летит в
темноту, сбившийся с дороги, спутники, кусочки металла - как мы, наши
пути пересекаются, и какое-то растянутое мгновение мы проплываем
вместе, но дальше мы разойдёмся. Расходимся, слишком много несогласий,
сгладить которые ни ты ни я не в силе. Мне хотелось бы увидеть
пингвинов-скалолазов, как на их оперённых тельцах отражается луч
солнца, как блестят ледники, мне хотелось бы взглянуть на
китов, которых ещё не съели, может быть, всё обойдётся, но мне не
верится. Что-то заварилось, а мы слишком глубоко сползли, нам уже не
вылезти, только бы скорее кончился дождь.


current music.: Luke - Les Enfants De Saturne (l'album)
current mood.: between;


01:53 

jackie's answering machine.


м... никто не посоветует мне книгу, которая ассоциируется у него с этой песней?

22:00 

jackie's answering machine.
ну почему он не пишет....
понятно конечно, экзамены, но всё таки...
зря я надеюсь, что он вообще когда-нибудь напишет, наверное, я ему в конец надоела. я сама виновата - не надо было говорить тогда, что он мне тоже нравится, ведь это была не любовь, а просто приятное общение, ведь он охотно писал мне, я ему. для любимого человека я живу, готова для него на всё, но он не был таким... да и потом, живём в разных мирах, я ему абсолютно не нужна, просто я боялась признаться себе, что он не напишет...
теперь начнётся депрессия, как и прошлым летом, только на этот раз будет легче. у меня появился хороший собеседник в чате. глупо, конечно, всё время там проводить, но зато можно пообщаться со своими людьми, немцы до ужаса надоели Т_Т
во, щас выскажусь :-DD
эх... и зачем я вообще полезла в этот чат?????
в реале общаться лучше, хотя таких людей, как там я не встречу наверное, никогда. все они мне много значат, и я уже не могу придставить себе мой день без них...
мне очень неприятно, когда я думаю, что надоела ему, чувствую себя виноватой. собственно, почему??? он мог мне сразу сказать, что всё прошло, но нет, он причиняет мне боль, не зная этого... я его ненавижу!!
всё, и на этом точка. я не буду писать ему, и просто не буду вспоминать его. он был очень мил и приятен, но, как он мне сам говорил, наступает момент, когда любимый человек перестаёт быть любимым, и становится просто хорошим другом...
я ещё не расставалась с парнями так трагично, но теперь буду наслаждаться тем, что осталось в душе под названием грусть...


19:05 

creep vs snow

jackie's answering machine.

Место, куда вползает, перебирая сотней ножек, растворённое в чернилах перо, желая проткнуть грудную клетку, разломать хребет на позвонки, ведь оно не бьёт в спину, порядочность прозябающего на заброшенной вершине Олимпа ветхого бога, который тычит пальчиком в каждую кляксу. Какое ему дело до меня. Пока данная мне им свобода амёбой поглотит заселённую им же заразу — ? времени. Получится так же, как и с проволочным романтиком... Но если что-то его задело, уползёт первым, ведь он выше.
Учил, говорил, бил, разбил. Сколько тонн мыслей ушло на него, всё для того, чтобы ещё раз понять, кому доверяться. Где же она, свобода, там, где она должна быть? Место, куда ползу, чтобы закрыть глаза, Tagträume в безкислородной воде, движением пера уничтожил пузырьки кислорода, транс только затем, чтобы уползти, убитой. Но знаешь, есть игра — двое смотрят друг другу в глаза, кто первый отведёт взгляд, проиграл. Долго придётся жевать меня. Человек, решивший, что видит насквозь — неправ в том, что ни разу не касался, не знает элементарного о том, кого видит, неосторожно цапнул — уже проглядел. Мне действительно жаль, что милая беседа так неосторожна брякнулась в воду, порой стоит быть проще. Просто проще. Хотя, куда там. Не мне сравнивать, мелкая ребятня, куда там.


93.79 КБ

▣▣▣

Первый снег был вчера, метелью, хлопьями, но они не любят снега, моя милая кошечка_неромантик, снег, что-то не зимнее, но новогоднее, сказочное из окна поезда. Потом — снег, льдом обложил руки-ветки, в синее снежное небо, холодный, чужой. Чистый.
Второй — льдинками, тает, коснувшись дыхания, метёт в серых сумерках улицы, на зелёную траву, на багровые леса, вселяющие страх неизведанного, кладбище природы, шелестит на записи, ветер разметал глупые стихи из душной пустоты. Зима — так внезапно холодна, но разве это зима, когда снег исчезает, коснувшись асфальта, превращается в сырость, консервирует сухие сердечки тополей... Тополиный пух, не иначе. Запутался в ресницах, в волосах, чистота.


current music.: Ümlaut - Satellite Of Me
current mood.: changed

16:36 

Осень, мёртвые дожди.

jackie's answering machine.
October 26, 2008, 18:07

Сколько мгновений протекло спустя одиночество — уже неизвестно. В осенне-зимней прохладе утонуло что-то очень важное. Способность излагать чувства в слова — способность чувствовать бесконечность, радость в мелочах. Пусть что-то и осталось — но эти колыхания души отставляются на второй план, далеко за повседневным. Приземлённость. Но кто же променяет любовь на одиночество, любовь, почти утерянную по глупости, кто променяет счастье вдвоём на неопределённость в одиночку? Когда мне стала ясна неисбежность потери, удалось очень быстро перестроиться на мысль об одиночестве — и всё показалось не таким уж плачевным. И теперь с горизонта исчезла возможность всё вернуть — шаги под осенним небом в полной отрешённости стихли. Теперь ничего не бросить просто так. Возможно, это и к лучшему. Ещё немножечко — и можно будет построить всё так, как хочется. Ещё чуть-чуть — и свобода. Относительно, но хотя бы так.
Сумерки окутали безмолвием на час раньше. Шаги листвы постепенно стихают, улеглись гниющими пластами на дорожки, спят под деревьями, досматривая свой продрогший, омытый октябрьским дождём сон. Даже ветер, словно смирившись с бесзвучием, старается не будить флюгеры, прожектор смотрит свой неспокойный сон. Пастельная синева под мёртвым телом туч непроницаема для пустого света какого-нибудь затерявшегося в тоске окна. Позавчера я, забыв о том, что можно было бы порвать со всем, боялась отпустить те руки, боялась расстаться с этими людьми, душевнее которых давно не встречала. Теперь всё кажется таким правельным, случается лишь то, что должно случиться, случайностей не бывает. Только небо не ошибается, пожалуй. Лишь оно не делает ошибок. Забыла, что чувствовала себя столь виновато перед тем, чьи надежды — если они вообще были — не оправдала. Только каждый идёт своей дорогой. И тот, кто оставил меня на моей — всего лишь прохожий, такой же, как сотни на улицах этого сонного города. Каждый из них по-своему врезается в летопись моей жизни, и те, кого мы пропускаем, отпускаем взглядом, те, кто не остановятся и кого не остановим мы — возможно, потерянные для нас души навеки. Кто-то из них, возможно — наша судьба. И одна отпустила меня. Ещё одна. Очередная. Так же, как я отпустила девочку без возраста и с тяжелейшим прошлым, которая так жестоко разбила меня. Жизнь кажется такой спокойной, поле, усыпанное васильками и лютиками, залитое сливочным солнцем, поле, которое таит под собой мины. И, тихо скользя меж травинок, подрываемся на этих минах. Девочка без возраста — глубокий океан с зелёной, горько-солёной водой, под которой дремлят вулканы. Она — вулкан чувств, темперамент её смешан с грязью, и всё это, похоже, последствия её прошлого. Только я теряла друзей, и, в отличии от неё, умею дорожить ими. Так и оставим теперь, она пройдёт дальше, а я буду смотреть ей вслед, потому, что мне не понять этого. Люди меняются, и можно жить с этими переменами, учиться любить, а можно — бросать, расбрасывая о нём яд. Чем она и займётся.
Солнце погасло где-то, где закончилось крыло облаков, где несут поезда чьи-то души. Зигбург-Амстердам, Кёльн-Париж, над этой землёй никогда не утихает гул самолётов, поезда грохочат по шрамам на ней. Птицы уносят в сирень сумерек чьи-то надежды о возвращении Лета. Оно не отошло, а погибло, задохнувшись пряными ароматами Осени. Осень, уличная девочка в старом пальто, скитающаяся по подворотням, таит в себе вульгарную даму, оголяющую иссохшее тело — где-то к Ноябрю. Несущая в себе мудрость вегетирующих душ, становится Зимой.

262.46 КБ

current music.: RoSSo - Hakkou

18:25 

→ douce folie

jackie's answering machine.
март 2007:

[ весело. сидишь, левое запястье чешется и болит,
ноготками по чёрно-белому шнурочку, по знакам,
скользя вдруг взглядом по трём паралельным красным полосочкам.
глупо, девочка, сидишь и плачешь на полу в ванной
на пушистом коврике, в обнимку с коленками,
понимая прекрасно, что и плакать хочется,
и давить из себя слёзки надоело.

нет, не глупо. просто устала. осознание безответной,
пустой и ненастоящей тяжко осядет в горле какой-то
гадостью, напоминающей по вкусу смолу,
ту, кусочки которой мы отдирали летом, потому,
что она была горячей от солнечного пекла.
теперь он отрывает кусочки от боли
и бережно вылепливает ими мне горло.
изнутри. сглатывая солёные комочки,
оставляя на столе красноватые следы и испарину
на стёклах ванной,
пальцам уже не нужно рисовать на зеркалах большие
сердечки с именами. к чему сердце,
бесполезный гниющий орган,
когда всё от души. вся мерзость,
все сопли с сахаром, сладкая вата и чупа-чупсы
из крови и слёз, всё от души. и тебе
мои словечки от души. я не знаю, что за чувства испытываю к тебе.


current music.:
Bad Balance - Тихо Тают Дни ]

Это был ноябрь 2оо7. Даже не могу толком сказать, о ком здесь речь. То ли о Тенши, о Реми ... Или даже уже о Джонни.
Если последний - с этом человеком я познакомилась в седьмом классе, влюбилась в него, но мы оба были очень стеснительными и застенчивыми. И где-то осенью 2оо7 он написал мне. Возможно, речь о нём - о человеке, вторгнувшемся в мою одинокую, холостую, спокойную жизнь, человек, которого я успела позабыть, человек, с которым мы прошагали восемь с чем-то месяцев, держась за руки и ожидая каждое 28-е, ругались и ссорились, и который теперь отпустил мою руку. Боюсь, что навсегда. Тогда я порезала себе руку, мне наверное, хотелось сделать себе так же больно, как он делал себе... Курила, пожалуй, West, от которого в горле першило, и не могла понять - что чувствую к нему. Была беззаботно-простая жизнь, раскрашенная красками самых ярких фотографий. Это был год фотографий.
Но нужно заметить, что это были последние записи, которые мне приятно читать. На каком-то кадре перо моё затупилось. И мне очень жаль. Скучаю по тем временам. Возможно, виною тому конец моего одиночества, которого мне так не хватает.


04:56 

jackie's answering machine.
м.
comment + take









21:48 

-|| Day o1.||-

jackie's answering machine.
Если рано утром проснёшься, заставишь себя выбраться из постели, и завернувшись в полурастаявший сон побредёшь в ванную - откажешься от власти над собой.

Выстрелил мне в рот - и я провалилась в твой город. Летела, вниз головой к крышке, что закрыла промежутки между домами. Пуля из летней ностальгии, в глотку, выплеснув мозг наружу. Величиною в мгновение, полёт вникуда. Выстрел, и ты упал на траву, растворившись в маргаритках и белых, словно шариках слюны, яичках насекомых, проломленным позвоночником на вечность. Жизнь назад мы были чем-то смешным, противоречущим всем законам физики. Pause_Play, сбрасывая и набирая фразы типа той, что я оставила в глубинах памяти твоего мобильного.
Взгляд, что-то дикое, скрытое, брошенное в нём. Любуюсь кругами от осколков глупостей, ошибок, что забросила во время, сбегаю в руины прошлого, поросшего временем, мокну под временем, последним, тёплым. И никогда не прощаю до конца, разбиваясь о слова, брошенные так неудачно, которых не собрать. Нам уже семь месяцев. Когда-то я надеялась показать тебе то, чем я живу. Но к этому принадлежать всегда двое. Ты не хотел. Я не настаиваю. Слушать, как время капает, отдаваясь эхом в моей голове.
Борятся, спорят, с желанием обнажить правду язычками, окутывают её слабое химерное тельце слизью непросвящённости, ослепленые средствами массовой инфромации, оглушённые криками отчаяния, сбитые запахом смерти, которым воняет всякий экран телевизора, всякое радио, всякий монитор, который узрел ложь и провокацию последнего фарса. Мир бегает на поводке одного большого слабоумного, решившего показать свою силу, не ожидавшего удара в ответ, не задумываясь, игравшего человеческими судьбами словно чёрными и белыми. А они кричат, захлёбываясь поймаными обрывками чужих мнений, о том, в чём ничего не понимают. До тех пор, пока кто-то не укажет в другую сторону, и будут облаивать других. Мне жаль. Мир, который катится в хаос.

Между летом и осенью нет грани, дожди как лили, так и будут лить, рано утром путь мне преграждает затерявшийся золотой лист, медленно летящий свою спираль. Дни по капле темнее, по утрам никотиновый выхлоп смешан с кристаликами зимнего пара, спадают кольца, белеют руки. Этим летом я упустила вечерний аромат, упустила слепой дождь, наглотавшись вместо этого грязью, болью, жестокостью. Казалось бы, любовь поит совсем иным.



current music.: The Novembers
current mood.: -|creep over you|-


главная