• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
17:04 

jackie's answering machine.
Да, но, послушай;

Моя жизнь срослась из кусочков горечи, разнокалиберной любви и прокисшего времени. Всё слишком быстро, по встречной, с ветром. Знаешь, я влюбилась в друга моего парня, нашего общего друга. Подруги надо мной уже посмеиваются, да что уже, мы друг над другом смеёмся. Да, у меня есть подруги, представляешь? Просто я опять себе придумала, и вышло так, что сама всех бросила, и осталась одна.
Прости, пожалуйста, за то, что я не оставила места в моей комнате для тебя, слишком много старых и новых вещей, всему нужно место. Прости меня. Просто, я стала забывать, что могу писать тебе, я забываю. Всё как-то совсем кувырком, мазками, ты права. Но, твоё 'пока.', прости меня.

Просто потому, что ты для меня не меньше важна чем вся моя неказистая жизнь, сотканая из обрывков. Сегодня мне дарили подарки и поздравляли, сегодня со мной встретил этот день человек, в которого я влюблена. Но, похоже, мне ничего этого не нужно. Ведь если б ты была рядом, это было бы счастье не на один день. Не важно, просто попытайся понять меня. Я распихаю ящики событий и встреч, и наша комната будет снова для нас. Я буду ждать тебя. Смотри, мне уже 17, скоро всё будет проще для нас.
Не хочу ничего обещать тебе, просто хочу, чтобы мы не расстались.
Спасибо.




current music.: Zilpert - Тише

01:04 

jackie's answering machine.
Изо дня в день,
мы глотаем друг друга, запивая таким
многообещающим солнечным светом.
В дни перемирия я успеваю слепить себе из
жёлтых следов на пальцах и обрывках цветной
бумаги пару картонных стенок, пару взглядов,
до тех пор, пока его волшебные глаза не начнут
вгонать мне ногти в ладонь, а потом
придёшь ты и станешь пилить окошки в моём убежище,
маленьким хлебным ножиком, пока не сообразишь, что можно
просто обойти картонку и начать облизывать и оплакивать
меня просто так. Когда же начнёшь рыдать и просить
прощения, я уже слишком устану с тобой спать и разговаривать,
утешать и думать о других, что не замечу, как усну в твоих слезах,
что прилипли к моей щеке моими волосами, затекли мне в уши. Ты сам
не заметишь, как твоя публика устала.
На самом деле я ничего не леплю и не строю, просто выхожу на улицу
и по дороге придумываю сцену, до тех пор, пока ты не начнёшь тискать
меня умилённо, но его и мои глаза не смогут перестать. Мы всё равно. Смотрим.
И плевать на всё, скоро война, сказал Фуша, может быть, мы умрём, я не хочу
потерять эти глаза. В то время, когда ты будешь цепляться в мою кофту и
кричать о любви, я буду тихо смотреть в эти глаза. Я ни о чём не жалею и ничего
не хочу изменить. Или прекратить. Всё верно, мне знать. Пройдёт время и расставит
всё по местам, вытрет пыль, мне останется только отмыть капли розовых слюней на
лампочке.
Когда-нибудь ты выжмешь из меня всё, что могло бы вместить в себя твои слёзы, и я
дам тебе повод бросить меня, и я знаю, что делать, чтобы не остаться совсем одной,
а если - люди способны разбавить одиночество, потому, что каждому нужно общество,
иначе некому будет ломать их. Нас. Меня. Мы должны быть сломаны, чтобы было зачем
жить дальше - чтобы срастить кости и жилы и дальше ломаться.

17:22 

jackie's answering machine.
Господа-умники,
надеюсь, Вы уютно расположили свои щупалца по отдельным записям в этом дневнике, так что мне впору пройтись с топором.
И я вовсе не -гостеприимный- человек, и Гостям не очень рада, поэтому, сматывайте удочки.
Подписывайтесь, оставляйте хотя бы из вежливости контакт, чтобы я могла ответить. Если не хватает воздуха для более интеллигентных комметнариев,..

01:00 

david;

jackie's answering machine.
Бесполезно, я всегда чего-то жду. Что-то произойдёт, обязательно. Кого-то, кто не придёт, и я знаю это, и всё равно буду ждать. Что-то ведь должно произойти.
Придумываю истории, разговоры с самой собой, ведь кто-то придёт, и всё сбудется. Пью книги и смотрю сны. Мы курили, качались на качелях, прыгали вместе. Смеялись. Мне кажется, кто-то неравнодушен, совсем. У него слишком волшебные глаза, длинные ресницы, взгляд полон любви, чего-то очень хорошего. Загадка, попробуй разгадать.
Искали звёзды, с мальчиком по отдельности, мешая французский в алкоголе, смешные французы. Мне очень хотелось бы разгадать эти глаза. Бесполезно, мы совсем не свободны.
Что бы не случилось, я жду. Открытыми окнами, завожу часы, и, затаив дыхание, жду. Молодой человек чуть выше меня с прекрасными глазами. Люди - удивительные существа. Подумать только... Мы сплетаем взгляды, дыхания, теряясь средь непогод, когда-нибудь время перестанет быть водой, время проникает сквозь обувь, пробирает до костей своей прохладой, когда бежишь по ночным газонам чужих соседей. Когда мы бежим. Мы. Всегда о нас, уже не я. Мы, мимолётными, якобы ничего не значащими взглядами, друг друга - рассыпаемся, сквозь пальцами, везде трава. Нам не хватает вас, чтобы показать звёзды, чтобы оставить тёплый пушистый след на вашей памяти, удержать в памяти ваши прекрасные глаза. Они, словно солнце, что не покидает капли летнего слепого дождя, что застряли в кронах клёнов, и о да, каштанов, тополя сбрасывают пух, нам не хватает только один раз обьятий, чтобы разбавить ожидание. Отражение. Всё было слишком знакомо_тепло_влюблённостью, чтобы из этого вышло нечто серьёзное. Но, увидимся в понедельник, ведь мы ждём впустую. И да, мне страшно качаться на качелях одной, потому, что ты не предложишь прыгнуть. Всё просто. Очевидно.
Когда-нибудь и мне придётся вырасти. И тогда уже нельзя будет не обратить внимание на очевидное, нельзя будет спрятаться под тремя одеялами, хотя... Просто, мне хотелось бы сохранить свою комнату. Вот и всё.


00:49 

Schau mal, die Welt wird gleich ersticken, wollen wir zusammen zusehen? (:

jackie's answering machine.
Что-то происходит, что-то должно произойти. Что-то
перевернулось, раскидав косточки правильно, но воздух дрожит, дождь
капает неправильно, не так, как всегда, слишком тихо и
безразлично, словно уже рассчитался с промокшими людьми. Неспокойно,
даже обрывки склеены в правильном порядке, те, что показывает компания
снов, подменившая древнюю, всё подчинено глобализации, от валюты до
моих снов, моих. Когда становилось темнее, чем днём, у не моего окна
загорается оранжевый фонарь, пробивая в стене напротив ещё одно
оранжевое окно, и я лежала под тяжёлым одеялом, не в силах заглушить
себя, поток разноцветных разноязычных мыслей. Но Франция, но как же.
Здесь не место угрюмым мыслям, не здесь волноваться, особенно, когда ни
капли времени для свободной мысли, негде глотнуть крови и выдохнуть
дым, везде только дождь, как желе, а потом тысячи крестов и истории о
войне, измусоленые и вылизаные. А когда я вернулась, встретилась с
теми, по кому билась в первую ночь, то стало ясно, что что-то, какая-то
часть меня не вернулась домой.
Прозрачность воздуха обманчива,
где-то поджидает их медленная смерть. Нет, она уже давно их настигла,
просто медленно, и до последнего они ничего не заметят. Будем ли мы
биться, пытаясь спасти наши жизни с ними, или просто наблюдать со
стороны, пока она не захлестнёт нас, посмотрим. Буревестник так нежно
коснулся океана своим крылом, маленький глобус летит в
темноту, сбившийся с дороги, спутники, кусочки металла - как мы, наши
пути пересекаются, и какое-то растянутое мгновение мы проплываем
вместе, но дальше мы разойдёмся. Расходимся, слишком много несогласий,
сгладить которые ни ты ни я не в силе. Мне хотелось бы увидеть
пингвинов-скалолазов, как на их оперённых тельцах отражается луч
солнца, как блестят ледники, мне хотелось бы взглянуть на
китов, которых ещё не съели, может быть, всё обойдётся, но мне не
верится. Что-то заварилось, а мы слишком глубоко сползли, нам уже не
вылезти, только бы скорее кончился дождь.


current music.: Luke - Les Enfants De Saturne (l'album)
current mood.: between;


01:23 

• first • s u m m e r

jackie's answering machine.
Но вчера, когда за тобой закрылась дверь,
я ничего не выиграла из этого вечера, нам
уже год и три дня. Ждала холодов, в надежде,
что мы станем ближе, а теперь. Хочу, давай
уснём с тобой, и проспим до первой настоящей
весны. Это будет воскресенье, и мы проснёмся
где-то в без четверти пять, и пойдём гулять, собирая
воспоминания, это будет чистый, прозрачный закат,
это будет прошлогодняя зелень и молоденькие
листочки, когда отцвели подснежники. Тогда, год
назад, обещала показать тебе какой-то свой мир,
но проснулась зимой и поняла, что забыла дорогу
к нему, поэтому пойдём искать вместе, новую. Когда-нибудь
в апреле. Или в мае. Когда ко мне снова вернутся чувства,
когда я смогу измениться для тебя, как ты изменился для
меня. Сейчас так глухо, горло онемело от очередной
простуды, и два с половиной часа до ночи. Я жду,
дождевую девочку из банки с пробкой из туч, наступит
время, и мы встретимся. Каким-нибудь августом.
Это первое тепло, не иначе как путешествие в
лето, мне казалось, я открыла дверь не сегодня,
полгода назад. Пряный аромат летнего вечера.
Так дивно, что стоит выкурить сигарету за первый
вечер тепла, дожди пропитали зимой до костей,
и её хватит на всё тепло, она будет гулять везде,
где солнце, где останутся пустые попытки погреться
в густом, влажном тепле. Зима утонула в себе, без
неё не оценить солнца.
Мои дневники - в письмах, собранных в большом
конверте, когда-нибудь дойдут до тебя. Скоро,
я обещаю. И потом, когда я встречу Тень в закоулках
Города, тогда я нарисую тепло. Обязательно.
Весны..

139.23 КБ

current music.: что-то тёплое

01:41 

jackie's answering machine.

Когда просыпаешься утром,
чистишь наверняка зубы,
злишься на пару прыщиков на
твоём сладком носике,идёшь
на кухню, чтобы сделать тебе
и твоей сестрёнке завртак в школу,
тебе пожалуй без колбасы, пьёшь
что-то, читаешь свежую газету,выходишь
из дома, едешь на велосипеде к вокзалу,
по дороге сбив парочку заспанных прохожих,
встречаешь твоих милых друзей, смеёшься и
радуешься с ними, ведь они любят тебя, а
ты - их.
Когда просыпаешься утром, что ты думаешь?
Я не имею понятия, ведь я никогда не
спрашивала тебя, а ты никогда не заговорила
бы со мной о таком.

Когда стоишь на переменах, смеёшься с ними
и порой подскользнёшься где-нибудь, они
посмеются с тобой, но не зло, а просто они
любят тебя, а ты - их. Ты частро проходишь
мимо, не замечая меня, и я наблюдаю за тобой,
насилуя лёгкие. Потом идёте в класс, мы видимся,
перекидываемся словами, но ты не знаешь, о чём
со мной говоить, а я просто хочу смотреть на тебя.
На уроке я слушаю, как ты безмолвно скучаешь,
а потом рассказваю тебе какую-то ерунду, просто
потому, что хочу говорить с тобой - просто говорить,
слышать твой голос, немножко внимания. После школы
часто не прощаемся - я нахожу это ненужным, потому,
что это больно. Я, чёрт возьми, ревную тебя к тем,
кто едет с тобой в одном поезде в твой город, к тем,
кто скажет тебе 'Пока', кого одаришь любящим взглядом.
О чём думаешь ты, когда снова едешь домой, оставляя
на мокром асфальте две тоненьких дорожки чёрных
колёс велосипеда, я без понятия, ведь твои мысли
скрыты от мира копной шоколадных локонов, словно
вечная жизнь леса под куполом солнечного зелёного
леса. О чём думаешь, когда обнимаешь любимого за
сотни километров, я был так счастлив за тебя, что
мог рисовать. Когда волны смывали написаные на песке
имена твоих подруг, что ты думала тогда? И вчерашнее
кажется сказкой, но ты никогда не говоришь о вчера,
или о сегодня - не со мной, может быть, так должно
быть. Но не видишь ты, как я медленно сгораю, почему
ты не понимаешь, что я никуда не могу сбежать, с
каждым разом слабее. Каждое утро думаю, что ничего
не скажу тебе, и каждую ночь хочу сдохнуть, потому,
что сказал больше слова - больше слова уже слишком много.
Потому, что я смотрел на тебя, хочу быть всегда рядом для
тебя, но твоя отстранённость немного слишком много,
я чувствую себя избитым, потому, что не могу оставить
тебя в покое, я должен был, тогда, летом, но опять
был слишком слаб, и тогда хочу сдохнуть, и больше не
думать о тебе, ненавижу тебя за то, что ты есть, что
вынужден каждый божий день видеть тебя. Твою грусть.
Кажется, не стало бы меня, тебе стало бы радостней.
Но твоя жизнь никак не связана со мной, я не нахожу
места в ней, может,потому, что его не существует.
Наверное, это можно сказать другими словами, может,
вообще не стоит, но не можешь ты понять, что я не
могу без тебя более? Я не выношу, видеть тебя, и понять,
что я не пренадлежу в твою жизнь. Но может быть, ты была
бы капельку счастливее, если бы я принял участие в тебе,
и мне хочется, чтобы, когда меня не станет, ты не забыла
меня. Забыть - самое страшное, но мы потерялись слишком
давно, и я слишком изменился, стал разговаривать, сгорать,
вербально.


Когда прочтёшь это, не звони мне, не говори не слова, забудь меня,
и ... Будь, пожалуйста, счастлива, но я догораю. Словами.
.



05:58 

jackie's answering machine.
С шёпотом невидимых колец, цепей, ветра,
песня невиданно ярких звёзд. Только вслушайся,
опустив ресницы, невидимая слуху мелодия вселила
ощущение, что не одна, тихо, печаль. Ветер
раскрыл свет, обняв пеленой, почти января.
Страх, что вдруг не сработает свет, не откроется
дверь, не сработают лёгкие, что вдруг больше
не отразятся печально звёзды, не погаснут фонари.
Дожидаясь рассвета с глупой фантазией Маркеса,
какие-то сто лет неизвестности. Что вдруг это
почудилось, тепло рук, цвет волос, движение
блёсток в тёплой воде под стеклом, фиолетовый
цвет грусти и тихого счастья, разве я не была
счастлива? Просто где-то играл ветер с колокольчиками,
где-то утонули облака в солнце, где-то упал светлый
локон челки на веки, спит светлым сном тот, кто хочет
казаться плохим. Звёзды движутся не только на моём
небе, где-то ты тоже включил механизм альвеол, где-то
и ты вспорол пелену облаков, но у тебя выше, ты тоже
спишь. Болезненный. Но у него такие руки, что можно
потерять глаза, однажды посмотрев дольше дозволенного.
Кто ты, в кармане джинсов вторая половинка последней ночи
Рождественской сказки, только не забудь книги и дослушай
песню, пусть споёт тебе ещё. Я не хотела отпускать его, мне
стало страшно от самой себя, я, неразумный котёнок с дурным
взглядом из-под звёзд. Неразумный. Уже сбита идилия
приёма гостей, брошенны туфельки небрежно на пол,
убраны сладости, до_завтра, утро будет холодным и несолнечным,
глумой холодной реальностью. Не скоро мы увидимся, я успею
забыть очарование этого вечера, ты успеешь забыть. И
я возвращусь к своей кошечке, каждый раз, коснувшись тебя,
мирюсь с мыслью, что это будет последнее прикосновение,
но тогда, два года назад, я не задумываясь касалась твоих
волос. Завтра, вернувшись в свой второй дом, где давно
предновогодний покой и тёплая сонливость правят этими
смешными людьми, где самое счастливое Рождество, там
меня ждёт моя дилемма. Болезненная и непрекаяная. Как и я.
Я хочу увидеть тебя. Мне хотелось, чтобы это был ты, кто нечаяно
обронил ключи под светом фонарей, ты оказался здесь. Только
так не бывает. Потому, что у каждого свои делеммы, общий порядок
и то, что правильно. Неправильно было бы явиться. Неправильно
то, что ты был здесь. Неправильно то, что мы разговаривали.
Люди не любят нарушать правила, хотя порой так хочется.
Спасибо за вечер. Я соскучился по тебе.




current music.: Земфира - Возьми меня





03:39 

jackie's answering machine.

Время шло,
мы прыгали с вершины на вершину,
стараясь коснуться кончиками пальцев неба.
Менялись, меняли, друг друга, по капле,
А теперь пришло время прощаться.
Всё стеклось к точке разрыва,
когда одна капля воды способна разорвать
бумажные кораблики к облакам. В клочья.
А мы соберём их, на память, чтобы поплакать в подушку,
только теперь всё действительно изменилось.
Из асфальтовой романтики и безкрайнего счастья
в привычку из любви. В обязательства
из простых вещей, в мелочную боль. И я устала
искать причины в себе и всё записывать на свой счёт.
И на любой другой тоже, просто это так. Безповоротно,
просто мы люди, это глупо, и мы глупы. Чего же надо тебе?

Нельзя обвинить тебя в чём-либо, ведь не знаю, в чём ещё ты
обвинил бы меня. Разница в нас - я отпускаю, ненавижу обиды.
Рано или поздно все они сотрутся, останется только тепло. Надеюсь,
у тебя будет так же. Мне не за что осудить тебя, права я на это не имею
и не желаю иметь
.


Мы изменились. Меняемся ежесекундно, вытесняя и заполняя,
безвозвратно теряя, обретая, роняя. Отпустить то, что не вернёшь,
раскрыть себя тому, что находишь. Нельзя остаться на месте, дорожа
чем-то, что всё равно когда-нибудь пройдёт. Оттягивая этот момент,
оттягивает страх. Потерять что-то, о чём пожалеешь. Пора
оставить открытый конец, без обещаний. Не прошло и года,
а в воздухе повисла настоящая зима, предрождественская,
предвещающая снег. Самое тёплое было вначале, очень быстро
перешло в привычку. Так неправильно, просто не получается больше.
Если нам суждено пережить пересчёты звёзд на февральских полях,
проспать электрички, коснуться неба ещё раз вместе, так и будет. А пока
пока.



current music.: Robert Pattinson - Never Think; Iron&Wine - Flightless Bird, American Mouth




19:05 

creep vs snow

jackie's answering machine.

Место, куда вползает, перебирая сотней ножек, растворённое в чернилах перо, желая проткнуть грудную клетку, разломать хребет на позвонки, ведь оно не бьёт в спину, порядочность прозябающего на заброшенной вершине Олимпа ветхого бога, который тычит пальчиком в каждую кляксу. Какое ему дело до меня. Пока данная мне им свобода амёбой поглотит заселённую им же заразу — ? времени. Получится так же, как и с проволочным романтиком... Но если что-то его задело, уползёт первым, ведь он выше.
Учил, говорил, бил, разбил. Сколько тонн мыслей ушло на него, всё для того, чтобы ещё раз понять, кому доверяться. Где же она, свобода, там, где она должна быть? Место, куда ползу, чтобы закрыть глаза, Tagträume в безкислородной воде, движением пера уничтожил пузырьки кислорода, транс только затем, чтобы уползти, убитой. Но знаешь, есть игра — двое смотрят друг другу в глаза, кто первый отведёт взгляд, проиграл. Долго придётся жевать меня. Человек, решивший, что видит насквозь — неправ в том, что ни разу не касался, не знает элементарного о том, кого видит, неосторожно цапнул — уже проглядел. Мне действительно жаль, что милая беседа так неосторожна брякнулась в воду, порой стоит быть проще. Просто проще. Хотя, куда там. Не мне сравнивать, мелкая ребятня, куда там.


93.79 КБ

▣▣▣

Первый снег был вчера, метелью, хлопьями, но они не любят снега, моя милая кошечка_неромантик, снег, что-то не зимнее, но новогоднее, сказочное из окна поезда. Потом — снег, льдом обложил руки-ветки, в синее снежное небо, холодный, чужой. Чистый.
Второй — льдинками, тает, коснувшись дыхания, метёт в серых сумерках улицы, на зелёную траву, на багровые леса, вселяющие страх неизведанного, кладбище природы, шелестит на записи, ветер разметал глупые стихи из душной пустоты. Зима — так внезапно холодна, но разве это зима, когда снег исчезает, коснувшись асфальта, превращается в сырость, консервирует сухие сердечки тополей... Тополиный пух, не иначе. Запутался в ресницах, в волосах, чистота.


current music.: Ümlaut - Satellite Of Me
current mood.: changed

22:09 

jackie's answering machine.

SOBER IN HAPPINESS

Затушив сигарету, завертелся отражением обнажённой лампочке
на потолке,
в чашке горького сахара с кофе, ложка звякнула, разнеся эхо по пустой
фарфоровой голове, где болтается шкала настройки древнего радио, с
шипением из стороны в сторону,ударяясь о мягкие стены черепной
коробки. Удар - разнесла луч ядовитого
света пыльной, скрипучей. Ещё - разцарапала тонкую кожицу,
под которой бьются синие венки. Ещё - в лёгкие,
горькой жёлтой слюной на губах, съела Лоста.

В поиске альтернативы плаваешь в фиолетовом дыму неподвижных ароматов.
Кофе - вкус бессонных ночей, вкус старых песен, вкус былой любви, вкустебя.
Но ты - нежный жасмин, украденное лето, украденное жизнью,
которую разбить, взровать - только бы коснуться тебя, маленькое
доказательство того, что ты была. Вспомнит ещё раз - взорвётся,
поглощённый никотином,захлебнётся горечью невозможной
встречи,безысходности, и ещё сотней капель одной целой - любви.
Прошло столько времени, и ты всё дальше. Мы всё дальше, тише, кажется,
скоро утихнет насовсем мелодия, связывающая нас. Мне страшно без тебя,
я боюсь утонуть в этом нестихающем алкогольном дыхании окружающих, в
этом удушливом воздухе, в какофонии голосов и звуков, мне страшно от
того, что тебя нет рядом. Всего стало слишком много, много разных
людей,но мне никто не нужен кроме тебя. Потерялись звонки, письма, твой
голос, способный разорвать выдержку, твои слова, вспарывающие душу,
оставили солнце в сосудах, врываютсяв шёрох радио, потерялась волна,
где мы слышали друг друга.И я готова бросить всё, чтобы только один
раз увидеть,услышать тебя. Но на мне ответственность за мальчика.



Мне больно видеть, как ломают себя мои мальчики-девочки, и я спрашиваюсебя,
как могла угодить в этот круговорот несчастных событий, сплошной
ерунды, слабостей, глупости - теперь уже ничего не бросить, тянутьвверх.
Мысли, ввалились в душу, в то время как листья оттанцевалипоследний
танец и улеглись мёртвыми пластами на дорогу. Солнце, те редкие дни,
когда прозрачные рассветы, вселяющие в душу надежду на свободу, те
закаты, пастельно-синие, которых хватает на вечность. И мы, танцуем
танго любви_ненависти, сейчас - перемирие, а что будет завтра, новый
взрыв скопившихся мелочей, как всё утомляет. Следи за тем, что
говоришь, следи за своим взглядом, мимикой - и всё будет хорошо. Это
вечное танго, пламя свечи, чья тень витает на стенах наших комнат,
когда ты погружаешься в тишину и защищённость, а я буду стеречь твой
сон, твои плечи, твои ресницы. Сон, утонувший в бокале вина, оставивший
след на скатерти, сон контрабасса, сон старого серого джазового кафе.
Вечер-коктейль, вежливо снял шляпу, вторгаясь в нашу осень, вечер-ноябрь.
Бесконечность.

current music.: EnFace - Ma Vie (Sans Toi)

16:36 

Осень, мёртвые дожди.

jackie's answering machine.
October 26, 2008, 18:07

Сколько мгновений протекло спустя одиночество — уже неизвестно. В осенне-зимней прохладе утонуло что-то очень важное. Способность излагать чувства в слова — способность чувствовать бесконечность, радость в мелочах. Пусть что-то и осталось — но эти колыхания души отставляются на второй план, далеко за повседневным. Приземлённость. Но кто же променяет любовь на одиночество, любовь, почти утерянную по глупости, кто променяет счастье вдвоём на неопределённость в одиночку? Когда мне стала ясна неисбежность потери, удалось очень быстро перестроиться на мысль об одиночестве — и всё показалось не таким уж плачевным. И теперь с горизонта исчезла возможность всё вернуть — шаги под осенним небом в полной отрешённости стихли. Теперь ничего не бросить просто так. Возможно, это и к лучшему. Ещё немножечко — и можно будет построить всё так, как хочется. Ещё чуть-чуть — и свобода. Относительно, но хотя бы так.
Сумерки окутали безмолвием на час раньше. Шаги листвы постепенно стихают, улеглись гниющими пластами на дорожки, спят под деревьями, досматривая свой продрогший, омытый октябрьским дождём сон. Даже ветер, словно смирившись с бесзвучием, старается не будить флюгеры, прожектор смотрит свой неспокойный сон. Пастельная синева под мёртвым телом туч непроницаема для пустого света какого-нибудь затерявшегося в тоске окна. Позавчера я, забыв о том, что можно было бы порвать со всем, боялась отпустить те руки, боялась расстаться с этими людьми, душевнее которых давно не встречала. Теперь всё кажется таким правельным, случается лишь то, что должно случиться, случайностей не бывает. Только небо не ошибается, пожалуй. Лишь оно не делает ошибок. Забыла, что чувствовала себя столь виновато перед тем, чьи надежды — если они вообще были — не оправдала. Только каждый идёт своей дорогой. И тот, кто оставил меня на моей — всего лишь прохожий, такой же, как сотни на улицах этого сонного города. Каждый из них по-своему врезается в летопись моей жизни, и те, кого мы пропускаем, отпускаем взглядом, те, кто не остановятся и кого не остановим мы — возможно, потерянные для нас души навеки. Кто-то из них, возможно — наша судьба. И одна отпустила меня. Ещё одна. Очередная. Так же, как я отпустила девочку без возраста и с тяжелейшим прошлым, которая так жестоко разбила меня. Жизнь кажется такой спокойной, поле, усыпанное васильками и лютиками, залитое сливочным солнцем, поле, которое таит под собой мины. И, тихо скользя меж травинок, подрываемся на этих минах. Девочка без возраста — глубокий океан с зелёной, горько-солёной водой, под которой дремлят вулканы. Она — вулкан чувств, темперамент её смешан с грязью, и всё это, похоже, последствия её прошлого. Только я теряла друзей, и, в отличии от неё, умею дорожить ими. Так и оставим теперь, она пройдёт дальше, а я буду смотреть ей вслед, потому, что мне не понять этого. Люди меняются, и можно жить с этими переменами, учиться любить, а можно — бросать, расбрасывая о нём яд. Чем она и займётся.
Солнце погасло где-то, где закончилось крыло облаков, где несут поезда чьи-то души. Зигбург-Амстердам, Кёльн-Париж, над этой землёй никогда не утихает гул самолётов, поезда грохочат по шрамам на ней. Птицы уносят в сирень сумерек чьи-то надежды о возвращении Лета. Оно не отошло, а погибло, задохнувшись пряными ароматами Осени. Осень, уличная девочка в старом пальто, скитающаяся по подворотням, таит в себе вульгарную даму, оголяющую иссохшее тело — где-то к Ноябрю. Несущая в себе мудрость вегетирующих душ, становится Зимой.

262.46 КБ

current music.: RoSSo - Hakkou

16:34 

~Рай_на_полчаса.

jackie's answering machine.
October 26, 2008, 12:48

Время остановилось. В одну секунду, обвив руками, окунув нос в серую аллергию серой шерсти, остановило. Кровь, кислород, никотин — одни мысли пробудились и стали сновать по дну моего сознания. Что произошло, как так — уже неважно. Только подробности будут дальше отрезать дыхание, разбивая глаза на отдельные взрывы эмоций.
Осень сломала переносицу, вытаскивая из подсознания отдельные обрывки прошлых простуд, склеивая их в киноленту, открывая баночки с пряностями, давая попробовать на вкус — ведь нюх стал лжив, создавая из абсолютно нового знакомое старое, изношенное, ценное, как старый поношенный свитер. И так мой нос снуёт меж рванины воспоминаний, желая лишь одного — найти. Найти то, чего требует душа, найти. Но всего стало так много, что сознание постоянно кидает в места, покинутые шесть лет назад, и я уже перестала понимать, где нахожусь. Ощущение времени, настоящего, всё смешалось и более не пригодно. Вычеркнуть, выбросить, нос не хочет расставаться с простудой. Совсем.
А душа не может отпустить ещё одного. Лежащего где-то глубоко, неподвижно, но один его мечущийся по мелочам и неровностям взгляд, один лишь поток его мыслей сотрясает гнилой спресованный воздух вокруг него. Ведь там уже ни жизни, только образы. Представление о ком-то, кто покинул, не оглянувшись — только скользкие, разъедающие оценкой взгляды живы. Хоть это не более чем ещё одна пара глаз, не больше ещё одного мнения. Не знаю, на что оно мне сдалось...
Осень стала пахнуть зимой — может быть, это всего лишь ещё одна склянка вводящего в заблуждение воспоминания. Нырять в прошлое, доставая самое сладкое, в перерывы меж столкновениями с людьми и мгновениями обязанностей, ещё раз пережить, ещё раз ностальгия — по всему подряд. Кроме лета. Его было слишком много. Отсчёт с осени, с первого листа, первый побег в одиночество, его так не хватает.
Скоро небо вымоется до скрежета ледяного воздуха о колёсико зажигалки, осень обнажит всю свою глубь до последней веточке с одиноким мёртвым, сгнившим листком, скоро станут замерзать лужи по утрам, скрывая под тонкой плёнкой ноября правду. До сих пор всё происходило так, как я придумала. Что будет дальше?... Бесполезно гадать в этом тёплом шоколадном обмане, только когда-нибудь и это маленькое счастье закончится — неся за собой следующее, по-своему счастье. Оставляя звёзды гаснуть за окном, переведём часы. Что нам до девочки, что ждёт, покачиваясь из стороны в сторону, дожидается своей свободы, своего счастья... Всё уснуло, чтобы вернуться вместе с одиночеством.
.

273.29 КБ

current music.: p l a y - folder

16:32 

½ Lovesong

jackie's answering machine.
October 22, 2008, 21:30


Веришь мне? Я боюсь. Мне кажется, всё кончено.
И знаешь, я уже успокоилась... Словно уже иду одна сквозь эту мою жизнь, оклеенную всякой всячиной, расскрашеную против законов радуги, без тебя рядом со мной. Моя жизнь - метро, трамвайчики. Люди заходят, едут свой отрезок пути, выходят. Я разглядываю их, пытаясь создать себе картину об их жизни, пытаюсь представить себе, о чём они думают, что чувствуют. И еду дальше, облокотившись на ладонь, прислонившись к стеклу.
Когда еду в трамвае, то мне всегда хочется, чтобы этот путь не кончался никогда. Неважно, куда еду, мне хочется вечно сидеть в трамвайчике. Сидеть напротив тебя, и мне кажется, что жизнь протекает в замедленной съёмке, там, за пластмассовым окном, в которое ты смотришь взглядом, каким, пожалуй, смотрел бы фильм, в котором запечатлена вся твоя жизнь. Ты замечаешь мой взгляд на тебе, и смотришь в ответ. Время замирает. На одну вечность.
Знаешь... Когда-то я решила, что не будет второй любви в моей жизни. Решила, навсегда. И тогда ты ворвался в мою жизнь. Сел напротив, и, подперев кулаком щёку, прислонился к окну. Никогда я не утруждала себя мыслями о том, что чувствую к тебе - это казалось таким нормальным, естественным - что ты рядом. Знала, что нужна тебе, и эта уверенность была смыслом моей жизни. Думала о других, но не от нас. И теперь вижу, почему.
Странно, когда теряешь что-то навсегда, понимаешь, насколько это было дорого. Словно я потеряла тебя, и понимаю, что просто не ценила, что ты рядом. Вдруг поняла, что это возможно были самые счастливые восемь с половиной месяцев моей жизни. Нас. Теперь мне всё стало ясно, раз и навсегда.

Вряд ли мне будет плохо в одиночестве. Но не знаю, что со мной будет без тебя.



Soll es das gewesen sein? [wie im Lovesong]
Fällt uns denn keine Lösung ein? [wie im Lovesong]
Die Möglichkeit ist viel zu klein [fürn Lovesong]
Doch ich liebe nur dich allein...

current music.: Die Ärzte - ½ Lovesong

18:25 

→ douce folie

jackie's answering machine.
март 2007:

[ весело. сидишь, левое запястье чешется и болит,
ноготками по чёрно-белому шнурочку, по знакам,
скользя вдруг взглядом по трём паралельным красным полосочкам.
глупо, девочка, сидишь и плачешь на полу в ванной
на пушистом коврике, в обнимку с коленками,
понимая прекрасно, что и плакать хочется,
и давить из себя слёзки надоело.

нет, не глупо. просто устала. осознание безответной,
пустой и ненастоящей тяжко осядет в горле какой-то
гадостью, напоминающей по вкусу смолу,
ту, кусочки которой мы отдирали летом, потому,
что она была горячей от солнечного пекла.
теперь он отрывает кусочки от боли
и бережно вылепливает ими мне горло.
изнутри. сглатывая солёные комочки,
оставляя на столе красноватые следы и испарину
на стёклах ванной,
пальцам уже не нужно рисовать на зеркалах большие
сердечки с именами. к чему сердце,
бесполезный гниющий орган,
когда всё от души. вся мерзость,
все сопли с сахаром, сладкая вата и чупа-чупсы
из крови и слёз, всё от души. и тебе
мои словечки от души. я не знаю, что за чувства испытываю к тебе.


current music.:
Bad Balance - Тихо Тают Дни ]

Это был ноябрь 2оо7. Даже не могу толком сказать, о ком здесь речь. То ли о Тенши, о Реми ... Или даже уже о Джонни.
Если последний - с этом человеком я познакомилась в седьмом классе, влюбилась в него, но мы оба были очень стеснительными и застенчивыми. И где-то осенью 2оо7 он написал мне. Возможно, речь о нём - о человеке, вторгнувшемся в мою одинокую, холостую, спокойную жизнь, человек, которого я успела позабыть, человек, с которым мы прошагали восемь с чем-то месяцев, держась за руки и ожидая каждое 28-е, ругались и ссорились, и который теперь отпустил мою руку. Боюсь, что навсегда. Тогда я порезала себе руку, мне наверное, хотелось сделать себе так же больно, как он делал себе... Курила, пожалуй, West, от которого в горле першило, и не могла понять - что чувствую к нему. Была беззаботно-простая жизнь, раскрашенная красками самых ярких фотографий. Это был год фотографий.
Но нужно заметить, что это были последние записи, которые мне приятно читать. На каком-то кадре перо моё затупилось. И мне очень жаль. Скучаю по тем временам. Возможно, виною тому конец моего одиночества, которого мне так не хватает.


12:46 

|[ Damned Sanctuary Of Thoughts ]| ∞

jackie's answering machine.
.Луна заливает полусветом песочницу, тени велосипедов кажутся проплывающими мимо прохожими, их неосторожные шаги - бронза, гуляющая с ветром свою лунную дорожку. Каникулы проскользнули ночами усталости, расстройствами, и что-то теребит душу, не давая покоя под сладкие голоса полуночных спутниц из наушников. Хочется отключить мысли, пробираясь на крышу всего лишь в двух метрах от песка, но так видно луну в шлейфе облаков, так слышнее аромат октябрьского ветра, несущего последние отпечатки лета. Словно год назад, только я не помню, что плавало в моей голове тогда. Пожалуй, мечты о далёком друге, который, похоже, безвозвратно потерян. Я думала и поняла, что мне всё равно. Так же, как все связи, вся горечь, что приходит с ними, мы уже не те, что были раньше, мы давно утонули в повседневности, стараясь извлечь из неё хоть малейший глубокий смысл, раньше не старались, и всё было хорошо. А теперь... Что-то кануло в табачный дым, затмивший стрелки часов, остановившихся на без_трёх_лето. Связи, любовь, в ней фальш, а может быть, просто усталость - друг от друга, но чем холоднее - тем теплее, тем ближе. Только дай мне немного времени, и я расскажу тебе то, что ты хочешь знать - о чём я думаю, чего боюсь, о чём мечтаю. О далёком городе дождей, о рассветах в парах кофе, мне нравится этот холод, этот аромат падшей листвы, нравится запах в метро. Мы будем ездить в неизвестность, будем снова считать звёзды на лужайках, будут фотографии. Всё будет, только дай мне кусочек времени... Чтобы понять себя. Я научусь - и научу тебя танцевать танго. А пока... оставь меня растворяться в последнем глотке виски перед пересчитыванием звёзд на потолке, звуков в Violen Tango, чтобы заснуть после южного моря гармоники. Что из того, что кто-то не разглядел, мне уже глубоко, кто и как, может, я слишком интенсивно прожила эти ... полгода, и что-то очень важное осталось под животом моста над рекой, полной осколков чьей-то надежды... Пожалуй, только как и зачем это вернуть - я не знаю. Расскажешь? ^^

Когда-нибудь я дойду до момента, когда смогу осуществить свои мечты, и знаю, что это будет очень нелегко - жизнь в другом измерении, из тёплой солёной в холодную пресную, но мне очень хочется. Может быть, пойму, что это не моё, но вряд ли вернусь. Как бы чист не был этот воздух, как не приятны прохладные вечера, возвращающие меня на поверхность - мне хочется. Слишком.

А пока дождёмся неоновой луны на поверхности мелкого озера фиолетового небосвода, пока - в поиске этого нечто. В бесконечном круговороте времени вокруг недовязанных снов.

548.56 КБ

current music.: Ümlaut - Satellite Of Me
current mood.: watch the cheesemoon

05:39 

jackie's answering machine.
События прогремели прилюдией о дождях под солнцем, я бежала из дома по крышам и взглядам сонных пассажиров метро, мы целовались из старой любви, а потом я вваливалась в комнату через окно и не могла заснуть, прокручивая события и пытаясь извлечь хоть какое-то волнение. Волнение накатило истерикой, успокоительными, холодом в одеяле на балконе чужой квартиры, родных и близких людей, тепла, в котором я опять плакала, понимая, почему любовь не угасает и не умирает. Признаниями, тайнами между, а потом - словно я живу одна, квартира пуста и холодна, но мне не одиноко. Просто хочется ещё крыш, виски и тех рук, не по-мужски красивых, всегда тёплых. Чем холоднее - тем теплее на душе, рыба просыпается на дне реки и поднимается, в холодном вихре из опавшей листвы, деревья обнажаются со скоростью, непривычной для глаз, что-то в этом приятное. Словно шаги, листва крадётся, ветер играется в салочки с золотистыми следами осени, что так незаметно подкралась ещё летом. А дожди не дают спать, барабаня по крышам и окнам, так громко, что можно скрыться в этом перестуке, слиться с дождём, со временем. Внося ясность в отношения, узнавая старых друзей, стараясь успокоиться и отвлечься, ведь все мои беспокойства - плод только моего воображения. Но когда глубоко повяз в этой трясине, так просто не выберешься. Хочется глотка свободного воздуха, глазам хочется свободного неба, высоких домов. Но что-то в этом сплошном творческом беспорядке в душе передалось на окружающие помещения, наводя порядок вокруг себя постепенно приводишь в порядок душу. Приземлённость, пустота - всё это унесло жаркое летнее солнце, куда-то на юг, куда самолёт доставил маму и её некудышнего друга. Оставаясь наедине с тишиной спокойнее, и я жду, когда прогремят последние пассажи концерта дождей под руководством северного ветра, в сопровождении опавшей листвы, что взмешала мои мысли, проникая глубоко под рёбра, сплетения красных нитей, в которых затаилась капелька кислорода, дожидаясь последней ноты. И кажется, стоит только отпустить что-то невидимое, как сразу станет легче. Пустоту заполнила новая любовь, образ которой неясен, невидим, но я слышу, как он закрывает глаза, опуская ресницы в бессонницу, следующую за ним почти сто лет. Самая чудесная история, которую я когда-либо читала, но это только очередное средство для занятия головы мыслями о чём-нибудь другом кроме об окружающих меня людях. Новые мелодии, новые голоса, новые воспоминания. Почему-то я могу пережить что-то так, как переживают это что-то другие, только спустя время. Только в переживания вмешивается ностальгия.



current music.: Ночные Снайперы - Я люблю того

18:45 

▣ Remember ▣

jackie's answering machine.
▣▣▣
Помнишь, Рождество о7? Тёплая комната, мне кажется, ты тоже нервничал, я заставляла себя, смотреть на тебя, ты рассказывал, ты не веришь в Бога, он отнимал слишком часто. Я засыпала, разглядывая окровавленную девушку с мужскими руками, Post-Tower заставлял смотреть. Я засыпала, стараясь сохранить в памяти эту комнату, атмосферу, была уверенна, что не вернусь туда более. Если бы кто-нибудь сказал мне тогда, что мы будем вместе, и мы будем проводить часы в ней, я бы покраснела и улыбнулась бы. Тогдa.
Я не верила тебе, а мне так хотелось. Что-то, в чём тогда не могла себе признаться, что теперь трудно выразить словами. Влюблённость, пожалуй. Застенчивость, наивность, очарование. Мне так хотелось, я так боялась. Да я и сейчас тебя боюсь. Хотя знаю каждый локон твоих платиновых волос, знаю твои руки, твои шрамы. Я понимала тебя, когда ты говорил о боли, о любви. Где-то в парке мне показалось, что я не хочу, чтобы ты провожал меня домой, мне хотелось, чтобы мы вечно могли сидеть на скамейке, и я бы прослушала все твои песни. Тогда всё казалось таким настоящим, таким взрослым.
Той зимой. Зимой. Холодным воздухом чувства переживаются и застывают на памяти гораздо глубже. И чем холоднее воздух, тем чище небо, чище я. Воздух, кристалликами льда течёт по лёгким в кровь, в мозг, в клетку, к сердцу, и легче дышать, легче воспринимать. Открывая твои книги, слушая твои музыки, я чувствую тебя рядом, твои слова, твоё тепло - даже в самое холодное rendez-vous ты источал неимоверное тепло, заставляющее оттаять реку. Даже твой парфюм витает где-то в моих волосах. Ты не помнишь, я не могла отмыться от тебя, я ненавидела тебя и твои прикосновения, пожалуй, не терплю их до сих пор. Слишком быстро, слишком ранима. Была.
И даже не боли. Горько-сладкий вкус у этих эпизодов, и дело не в том, о чём книги, дело в том, чьи это книги. Словно ты касался их, каждой страницы. Тебе удавалось окунуть в себя пространство, заполнить мир вокруг собой, и, открывая книгу, я окунаюсь в этот мир - наполненный тобой. Мир, полный несбывшихся мечт, несбывшейся любви ко многим, полон боли, печали, грусти. Ты, весёлый Пьеро, и, глядя тебе в глаза, я не могла поверить в твою улыбку даже в тот день, пятницу перед Рождеством о7. А что теперь, когда мне не страшно смотреть в глаза даже тебе, кто видит насквозь, ты видел меня, видел мои страхи, а я - твою боль и тебя. Открывая твои книги, я преклоняюсь пред тобой, просто за то, что ты подарил мне этот мир. И боюсь потерять тебя, как не побоялась, когда мы расстались. Тогда ты не понял, теперь ты не вынесешь девочки-мальчика, посмеёшься над моей неловкостью и действительно детской смелостью, но я не забуду благородства в человеческом облике.
▣▣▣

409.97 КБ

▣▣▣



current music.: -Elabriel's
current mood.: drinking knowledge, nostalgic

21:48 

-|| Day o1.||-

jackie's answering machine.
Если рано утром проснёшься, заставишь себя выбраться из постели, и завернувшись в полурастаявший сон побредёшь в ванную - откажешься от власти над собой.

Выстрелил мне в рот - и я провалилась в твой город. Летела, вниз головой к крышке, что закрыла промежутки между домами. Пуля из летней ностальгии, в глотку, выплеснув мозг наружу. Величиною в мгновение, полёт вникуда. Выстрел, и ты упал на траву, растворившись в маргаритках и белых, словно шариках слюны, яичках насекомых, проломленным позвоночником на вечность. Жизнь назад мы были чем-то смешным, противоречущим всем законам физики. Pause_Play, сбрасывая и набирая фразы типа той, что я оставила в глубинах памяти твоего мобильного.
Взгляд, что-то дикое, скрытое, брошенное в нём. Любуюсь кругами от осколков глупостей, ошибок, что забросила во время, сбегаю в руины прошлого, поросшего временем, мокну под временем, последним, тёплым. И никогда не прощаю до конца, разбиваясь о слова, брошенные так неудачно, которых не собрать. Нам уже семь месяцев. Когда-то я надеялась показать тебе то, чем я живу. Но к этому принадлежать всегда двое. Ты не хотел. Я не настаиваю. Слушать, как время капает, отдаваясь эхом в моей голове.
Борятся, спорят, с желанием обнажить правду язычками, окутывают её слабое химерное тельце слизью непросвящённости, ослепленые средствами массовой инфромации, оглушённые криками отчаяния, сбитые запахом смерти, которым воняет всякий экран телевизора, всякое радио, всякий монитор, который узрел ложь и провокацию последнего фарса. Мир бегает на поводке одного большого слабоумного, решившего показать свою силу, не ожидавшего удара в ответ, не задумываясь, игравшего человеческими судьбами словно чёрными и белыми. А они кричат, захлёбываясь поймаными обрывками чужих мнений, о том, в чём ничего не понимают. До тех пор, пока кто-то не укажет в другую сторону, и будут облаивать других. Мне жаль. Мир, который катится в хаос.

Между летом и осенью нет грани, дожди как лили, так и будут лить, рано утром путь мне преграждает затерявшийся золотой лист, медленно летящий свою спираль. Дни по капле темнее, по утрам никотиновый выхлоп смешан с кристаликами зимнего пара, спадают кольца, белеют руки. Этим летом я упустила вечерний аромат, упустила слепой дождь, наглотавшись вместо этого грязью, болью, жестокостью. Казалось бы, любовь поит совсем иным.



current music.: The Novembers
current mood.: -|creep over you|-


18:40 

jackie's answering machine.
Перекрасили радугу в пастельно-синий,
Расписали крыши признаньями в первенстве
Распускали волосы на южный ветер,
Без шести девять, ожиданье невечности.

До конца восьми таем в обьятиях
Безвзаимной любви, витая в чужих телах
Разбавляли остатки летней апатии,
Поиск в немых глазах тяжких капель тепла.

И летит телефон в дебри шкафа,
Что посмел поутру разорвать сладость Морфееву,
Разплываясь в парах жасмина и сахара,
Не посмели взровать немых посланий ветру.

Самолёты несут пассажиров у люков,
Стюардессы раздают светло-жёлтый кофе,
А мы кричим им, чтобы передали
Зов прощальный до лета в море.

Расписали ангелы облака краской серой,
Птицы смотрят на людей в серых одеждах.
Мы летели на перегонки к мостовой,
Разбивались летними грозами в надежде
На осень...

205.34 КБ


главная